Новости    Библиотека    Энциклопедия    Биографии    Ссылки    Карта сайта    О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

III. Как использовать энергию приливов

Месяц, когда рога твои укажут на восток,
Быть полнолунию;
Месяц, когда рога твои направлены на запад,
Исчезнешь без остатка.

Неизвестный автор

Одновременно с тем, как увеличивается и убывает лунный серп, увеличиваются и убывают океанские приливы. В древности возникновение приливов объяснялось тем, что ангел небесный опускает в воду и поднимает из нее свою ногу. В наши дни мы уже отказались от этого объяснения, отдав предпочтение научным знаниям. Сегодня солидные комиссии все чаще собираются для того, чтобы обсудить явление приливов и разработать методы высвобождения заключенной в них энергии. С какой целью? С целью производства дешевого электричества.

Тысячу лет назад использование энергии приливов, обсуждаемое в настоящее время, было бы отнесено к области волшебства. В те времена люди еще верили, что Земля плоская, а некоторые полагали, что приливами можно управлять с помощью королевских указов. Например, король Канют приказывал им останавливаться, успокаиваться и отступать.

На самом деле король Канют, монарх Норвегии, Дании и Англии, был весьма мудрым правителем. Он знал, что приливы не подчинены его указам, но его придворные считали, что их монарху подвластно все и вся. Поэтому, стараясь погасить веселые искорки в глазах, Канют облачался в королевские одеяния, надевал корону, брал скипетр, садился на трон, установленный на носилках, и приказывал придворным нести его к берегу моря, когда наступал прилив. Там они ждали до тех пор, пока буруны не подступали вплотную, выплескиваясь на берег. Наконец, когда и песок, и придворные достаточно промокали, Канют поднимал свой скипетр. "Остановись!"-гремел он с высоты своего высокого, удобного трона. "Остановитесь, наступающие воды, схлыньте!"

Разумеется, наступающая вода не подчинялась королю. Океанские приливы не подвластны смертным, а действуют в рамках сложной системы различных взаимодействующих сил. Прежде всего имеются две такие силы, действующие из космоса: притяжение Солнца и Луны. Солнце, которое находится на расстоянии 93 миллионов миль от Земли, оказывает меньшее влияние, составляющее примерно 46% лунного. Луна, расположенная гораздо ближе (настолько, что ее уже посещают астронавты), влияет на океан гораздо сильнее, дважды в день вызывая приливы в большинстве районов мира.

Одним из факторов возникновения очень высоких сизигийных и очень низких квадратурных приливов каждый месяц является положение Солнца и Луны по отношению к Земле. Другой фактор, оказывающий воздействие на приливы,- вращение Земли. Большое значение имеет и влияние конфигурации океанских акваторий и берегов, которые зачастую создают уникальные условия приливов. Так, например, в заливе Фанди разница в уровнях прилива достигает 60 футов (18 м), а на Таити она равна 1 дюйму (2,5 см).

Во времена короля Канюта этих знаний еще не было. Тем не менее люди, живущие на побережье, знали о взаимосвязи лунных фаз и приливов. Они замечали, что когда Луна поднимается на 50 минут позже каждый день, вслед за этим наступает и прилив. Они замечали, что вид лунного серпа изменяется в течение лунного месяца, составляющего 28 дней, и все знали, что самым высоким прилив бывает тогда, когда на ночном небе светится только узкая серебряная полоска, и тогда, когда сверкает полный лунный диск; а когда луна находится в своей первой или третьей четверти, разница в уровнях уже не столь значительна. В соот ветствии с этим лунно-приливным календарем отправлялись в море рыбаки, потом) что всем было известно, что во время низкого прилива легко сесть на мель, а высокий прилив дает возможность плыть без опасений.

Мельники, жившие на морских берегах, тоже внимательно следили за Луной и приливами. Именно они первыми научились использовать повышение уровня моря. Они строили приливные мельницы и перемалывали на них пшеницу и ячмень. Одним словом, именно мельники обнаружили, что приливы могут совершать полезную работу, заменяя труд многих людей. Они научились превращать приливную энергию в механическую, точно так же, как впоследствии инженеры стали преобразовывать последнюю в электричество.

К одиннадцатому столетию приливные мельницы скрипели, стонали и стучали вдоль всего побережья Англии. Повсюду, где приливы достигали достаточно высокого уровня, появлялись мельники в деревянных башмаках, с белыми от муки волосами, руками и одеждой. Они возились со скользкими водяными колесами и следили за работой скрипучих жерновов.

Находчивые мельники строили свои мельницы в устьях рек, там, где они впадали в океан. Вместе со своими дюжими сыновьями они перегораживали реку дамбой из камней, глины и бревен. Таким образом создавался резервуар для накопления воды.

Специальные приспособления были предназначены для контроля за уровнем воды в резервуаре. Это были просто запирающие ворота или створки. Когда начинался прилив, створки открывались внутрь и вода заполняла резервуар. Убывая во время отлива, вода сама закрывала створки. Когда было надо, вода подавалась через узкие сливные ворота на лопасти водяных колес.

Такие мельницы были прибыльным делом. Сохранились сведения об одной из них, размещавшейся в Дуврском порту, и ее интенсивная деятельность даже создавала помехи для плавания в гавани. В наши дни большинство старых мельниц исчезло. Лишь одна из них по-прежнему стоит в Суффолке (Англия) и все так же перемалывает зерно. Естественно, она привлекает множество туристов, ведь она работает точно так же, как и в двенадцатом веке: с помощью накопительного резервуара, дамбы, створок, сливных ворот и четырех комплектов жерновов.

Однако Британия не запатентовала приливные мельницы*. В двенадцатом веке подобные мельницы заработали повсеместно на западном побережье Европы, обогащая бретонцев во Франции, голландцев и испанцев, живущих на берегах Бискайского залива.

* (Тогда еще не было патентов -Прим. ред).

Когда был открыт Новый Свет, корабли, перевозившие иммигрантов, перевозили и чертежи приливных мельниц. Идея использовать энергию приливов казалась новым поселенцам весьма заманчивой. На самой южной оконечности канадского берега французы с помощью индейцев построили первую в Новом Свете приливную мельницу. Это было в 1600 году.

Вскоре колонисты Новой Англии также обратились к использованию энергии приливов и стали строить мукомольные мельницы для помола специй и лесопилки В 1734 году была построена четырехколесная водяная машина на Род-Айленде, каждое колесо которой весило около 20 т, а развиваемая мощность достигала 50 л. с.- результат по тем временам феноменальный.

Энергию приливов можно использовать несколькими способами. Когда наши предки строили свои мельницы, они использовали лишь потенциальную энергию, которой обладает вода, собранная в резервуаре. Позднее, когда были изобретены эффективно работающие насосы, стало возможным использовать и другую форму энергии приливов - кинетическую, т. е. энергию движущейся воды.

Впервые в значительных количествах энергию движения приливов стали извлекать примерно во второй половине шестнадцатого века. В то время жители Лондона испытывали острый недостаток воды. Люди делали все, что могли, но колодцы, ручьи и даже фонтаны в скверах часто пересыхали. Еще чаще вода в них была просто непригодной для питья. Нужна была надежная и безопасная система городского водоснабжения. Для осуществления этой цели была создана компания, предложившая качать воду из Темзы, которая во время приливов пополнялась и морской водой. Течение этой реки особенно быстрое в районе сужения русла между массивными быками Лондонского моста. На деревянных рамах, которые поднимались и опускались вместе с уровнем воды, компания установила три деревянных колеса. От обычных они отличались своей конструкцией, благодаря которой вращались в том или ином направлении в зависимости от направления течения воды. Компания установила также новые эффективные водяные насосы - по шестнадцать на каждое колесо. Приливы вращали водяные колеса то в одну, то в другую сторону, колеса приводили в движение насосы, те закачивали воду в трубы, по которым она и поступала в Лондон.

Для лондонцев это явилось доказательством того, что энергию приливов можно использовать с экономической точки зрения на общее благо. Для ученых и инженеров - доказательством того, что как потенциальную, так и кинетическую энергию можно преобразовывать и использовать для механической работы.

Однако на пути использования приливной энергии все еще имелись препятствия, казавшиеся непреодолимыми. С одной стороны, необходимо было извлекать ее в должном месте и использовать немедленно. С другой стороны, хотя приливы и могли приводить жернова в движение достаточно хорошо, мельники иногда вынуждены были работать в неудобное время. Из-за того, что восход Луны и приливы наступали каждый день на 50 минут позже, несчастному бородачу-мельнику периодически приходилось работать по ночам. Но зато получаемая энергия была даровой, поэтому ее использование продолжало привлекать внимание жителей побережья.

По-настоящему этот вид энергии был использован в двадцатом столетии, когда инженеры научились не только преобразовывать приливную энергию в механическую, но и превращать последнюю в электричество.

Наступил наиболее подходящий момент для строительства приливной гидроэлектростанции. Такая станция должна была иметь огромный накопительный бассейн или резервуар, реверсивные турбины и насосы. Циклы ее функционирования достаточно сложны. Такая станция смогла бы вырабатывать энергию как во время прилива, так и во время отлива, преобразовывая приливную энергию последовательно в механическую, а затем в электрическую. Она смогла бы обеспечить электроэнергией людей и населенные пункты, находящиеся в сотнях миль от нее. При этом не было никакого загрязнения окружающей среды.

Первая в мире и самая крупная на сегодняшний день приливная энергостанция находится на бретонском берегу Ла-Манша. Из 22 возможных вариантов французские инженеры выбрали именно этот, имея к тому веские доводы. Возможности для создания водного бассейна были идеальны. Прилив в этом месте обладал великолепной мощностью, перемещая в устье реки и из него 630 000 кубических футов (189 000 кубических метров) воды в секунду. Разница уровней составляла 44 фута (13 м), а скорость течения (между Брестом и Сен-Мало) часто достигала 55 миль, или 90 километров в час. Не удивительно, что делаются попытки использовать энергию приливного течения непосредственно во время самого прилива, однако проще и эффективнее работа станции осуществляется во время отлива.

Разумеется, станция в эстуарии (устье реки Ранс) строилась не один день. Обсуждения, научные исследования и дискуссии длились около пятидесяти лет. Сначала были изобретены турбоальтернаторы - турбогенераторы с подворачивающимися лопатками ротора турбины, затем разрабатывалась технология создания станции таких размеров. Нельзя было игнорировать и тот факт, что необходимый для строительства бюджет составлял 100 миллионов долларов - сумму весьма значительную по тем временам. Наконец, в 1959 году разработка проекта была завершена.

Строительство началось в 1961 году на две мили (чуть более трех километров) выше места впадения реки в море, где ширина канала составляла 2500 футов (770 м).

Как только работы начались, невиданный энтузиазм, подогреваемый средствами массовой информации, охватил всю страну. Французские газеты "пестрели сенсационными заголовками: проект "Une Grande Realisation duedite"*- беспрецедентное достижение.

* ( Небывалый по грандиозности проект (франц.).- Прим. перев).

Наконец, в 1967 году строительство приливной энергостанции Ранс было закончено. Дамба, энергоблоки, навигационные затворы и спусковые шлюзы - все было готово. Огромный накопительный резервуар до краев наполнился водой. По верху дамбы пролегла автодорога, по ней мчались автомобили с отдыхающими, курсирующими между двумя курортными городами: Сен-Мало и Динард. Внутри плотины размещались двадцать четыре турбоальтернатора. Каждый из них мог функционировать и как турбина, и как насос, работающий как в сторону моря, так и обратно. Каждый приводился в действие приливными течениями, затем лопасти турбин поворачивались, чтобы использовать и отлив. Управляемая с помощью компьютера станция Ранс не зависела от нерегулярности приливов, однако не на 100%, так как менялась ее выходная мощность. В оптимальных условиях она достигала 240 мегаватт, но в течение года средняя величина полезной отдачи составляла 25% от максимальной. Последняя цифра может показаться довольно скромной; тем не менее она вполне сопоставима со средними характеристиками энергостанций, работающих на угле или втором по значению виде природного топлива - нефти. В будущем технические возможности, разумеется, помогут превысить уровень, равный 25%; однако, как отмечают специалисты из французского инженерного управления, "хотя принципы использования приливной энергии относительно просты, эффективное производство постоянного количества энергии - проблема более сложная".

На карте показано расположение приливной энергостанции в устье реки Ранс
На карте показано расположение приливной энергостанции в устье реки Ранс

Накануне поступления первых поздравлений создателям французской станции вступила в строй вторая в мире приливная энергосистема. Это была небольшая по размерам экспериментальная станция в Кислой Губе, расположенной вблизи Мурманска на Баренцевом море. По завершении строительства в 1968 году станция сразу же начала производить около 400 киловатт электроэнергии.

Русские проводили этот эксперимент с вполне определенной целью: проверить, как проявят себя в суровых условиях Дальнего Севера конструкции, изготовленные с применением новых технологических решений. В случае успеха русские, известные как практичные мечтатели, планировали создать сеть небольших приливных энергостанций на побережье Белого моря для получения дешевой электроэнергии. Они предвидели рост новых городов, бурное развитие новых отраслей промышленности там, где ее не было вовсе, имея в виду повышение уровня жизни миллионов будущих жителей этих районов.

Приливы в Кислой Губе достаточно мощны, а величина их уровней вполне предсказуема, однако проблем, конечно, хватало.

Этот северный район был почти не освоен и слабо заселен. Для того чтобы предпринять там строительство энергостанции, необходимо было предварительно освоить район - привезти рабочих, построить дома, проложить дороги, открыть магазины, воздвигнуть заводы для производства необходимого оборудования. Но создание такого комплекса обошлось бы в фантастическую сумму денег. "Будет дешевле,- предложила группа инженеров,- построить приливную энергостанцию где-нибудь в порту, где уже есть и рабочие, и заводы, и станки, и материалы. Тогда все, что мы должны будем сделать,- это отбуксировать ее целиком в Кислую Губу".

Вид с воздуха приливной энергостанции на Рансе. Комплекс соединяет два города Сен-Мало и Динард. Сама станция находится внизу рисунка, слева
Вид с воздуха приливной энергостанции на Рансе. Комплекс соединяет два города Сен-Мало и Динард. Сама станция находится внизу рисунка, слева

Сказано - сделано. На мысе Притыка, где наиболее удобно расположен порт, имеющий достаточно развитую производственную базу, вступили в действие производительные силы русских. На основе использования одной реверсивной турбины (такой же, как и у французов на Рансе) они построили сборную энергостанцию на плавучем кессоне. Затем она была отбуксирована в Кислую Губу, затоплена в горловине залива, установлена в нужном положении и надстроена по бокам заранее изготовленными секциями плотины. Так как не нужно было строить кессон для подводных работ, создавать поселение для рабочих, стоимость проекта была минимальной. Достижения же были поразительны. Плодотворное начало позволило русским предположить, что со временем они смогут освоить ледовую Арктику, начать ее заселение и промышленное развитие.

В действительности этот эксперимент доказал, что технически возможно строить и отбуксировывать более крупные энергосистемы в отдаленные и пустынные районы. Основываясь на полученных результатах, главный инженер строительства в Кислой Губе Л. Б. Бернштейн смог заявить в апрельском выпуске журнала "Гражданское машиностроение" за 1974 год: "В СССР сейчас планируется строительство приливной энергостанции мощностью 6 миллионов киловатт, предназначенной для работы в Мезенской губе на побережье Арктики. Возможным является и создание станций в Тугур-ском заливе Охотского моря. Рассматривается вопрос о строительстве станции мощностью 20 миллионов киловатт в Пенжинской губе". Энергия приливов привлекает все большее внимание ученых и инженеров в Советском Союзе. Русские знают, что даже небольшие приливные станции на Крайнем Севере и в северо-восточных районах страны смогут обеспечить эти районы электричеством, которое в скором времени никаким иным способом невозможно было бы туда передать, так как ближайшие энергосистемы расположены на расстоянии многих сотен миль от них.

Отбуксировка   приливной   энергостанции   в Кислую Губу
Отбуксировка приливной энергостанции в Кислую Губу

В то время как французы праздновали свои успехи, а русские разрабатывали новые конструктивные технические решения, в США и Канаде предпочитали дискутировать. На повестке дня стоял вопрос о строительстве гигантской гидроэлектростанции в заливе Пассамакводди. Дискуссия началась еще в 1919 году, когда на берегу этого залива, отделяющего Канаду от штата Мэн, побывал американский инженер Декстер Купер. Он был буквально ошеломлен чудовищными по мощности приливами, перемещающими в день два миллиарда тонн воды. "Здесь,- заявил он,- я построю первую в мире приливную электростанцию". Им планировалось использование двух бассейнов (или резервуаров) : залив Пассамакводди в качестве верхнего и залив Кобскук в штате Мэн в качестве нижнего. Расположенная между ними электростанция должна была вырабатывать электрический ток.

Однако практически ничего не было сделано вплоть до 1935 года, пока Франклин Делано Рузвельт, бывший тогда президентом Соединенных Штагов, не заинтересовался проблемой. Рузвельт, часто проводивший свое свободное время, плавая на яхте "Кводди", согласился с Купером. Он выделил семь миллионов долларов американским инженерным войскам, приказав начать строительство, и направил 5000 человек в поселок Кводди, представлявший собой скопление наспех сколоченных бараков. С какой целью? Создать накопительный резервуар в заливе Кобскук для последующего соединения с канадским бассейном Пассамакводди.

За год 5000 человек построили три небольшие дамбы - жалкая часть того, что необходимо было сделать вообще. Затем люди были отозваны. 7 миллионов долларов были истрачены, а конгресс в дальнейшем финансировании отказал. Во время голосования дело доходило чуть ли не до потасовок, в зале слышались свист и крики "Долой!". Но конгресс был неумолим. Ходили слухи, что американские компании, производящие электроэнергию, выступали против строительства приливной станции.

Купер и Рузвельт обогнали свое время. Дискуссии длились еще в течение сорока лет, а создаваемые комиссии голосовали то "за", то "против". Было похоже, что разрабатываемый проект представлял собой скорее политическую, чем научную проблему.

К середине 70-х годов необходимость в получении больших количеств дешевой электроэнергии стала особенно острой, что вызвало возобновление обсуждения проекта. Американские инженерные войска вновь обратили внимание на залив Кобскук, приливы в котором достигали уровня 18 футов (5,5, м).

Четыре года спустя жителям штата Мэн были доложены результаты научно-исследовательских работ, обошедшихся в 18 миллионов долларов. В июле 1978 года проводились собрания представителей общественности. В Истпорте и Августе ратуши были переполнены. Коренастые фермеры с обветренными лицами и огрубевшими руками и их шумливые жены, процветающие лавочники - все они горели желанием узнать: что собирается сделать правительство для жителей северовосточных штатов. Многие выражали недовольство: "Мы и так уж платим за электричество на 28% больше, чем остальные американцы".

Студентки и студенты, солдаты, демобилизованные из армии (многие из которых не имели работы), надеялись на то, что наконец наступит день, когда начнется использование нового вида энергии. "Энергия находится прямо под руками. Уровень приливов в заливе Кобскук наивысший в континентальной части США".

Инженеры доложили о результатах своих исследований спокойно, вежливо и сочувственно, заявив, что: а) в настоящее время проект экономически бесполезен в смысле сокращения цен и б) проект окупится, если цены на топливо будут расти быстрее, чем темпы общей инфляции.

На другом берегу залива, в Канаде, результаты исследований внушали больший оптимизм и уверенность. В 1977 году в своем докладе Комитет по изучению возможностей использования энергии приливов в заливе Фанди заявил, что "необходимо немедленно рассмотреть проблему преодоления финансовых трудностей на пути использования энергии приливов... так как в определенных частях залива строительство станций экономически приемлемо".

Тремя тысячами миль западнее жители Аляски тоже задумываются, как использовать энергию приливов. Правда, у них этот процесс протекает более спокойно, чем у их восточных соседей. Приливы заинтересовали аляскинцев еще двести лет назад, когда капитан Джеймс Кук проводил обследование узкого морского залива, носящего теперь его имя. Кук был столь сильно поражен мощью приливов, что записал в своем судовом журнале:

"Суббота, 30 мая 1778 года... Мы стоим на якоре во время отлива, скорость течения которого составляет пять миль в час".

"Воскресенье, 31 мая 1778 года. В 9 часов мы встали на якорь на глубине 16 саженей... Отлив уже начался... Уровень воды в самой низкой точке опустился по вертикали на 21 фут..."

"Понедельник, 1 июня 1778 года... Вода с силой устремляется в реку Турнагейн, а затем с еще большей скоростью возвращается в море. Пока мы стоим на якоре, уровень воды падает по вертикали на 20 футов..."

Еще со времен Кука навигаторы, исследователи и рыбаки со страхом и благоговением наблюдали в этом заливе высокие приливы, характеризующиеся быстрым и сильным течением. В наши дни, в последнюю четверть двадцатого века, этот благоговейный страх превратился в мечту об использовании приливной энергии.

"Приливная электростанция, даже небольшая, обеспечит округ дешевым электричеством"- такие высказывания можно услышать субботними вечерами в любом баре или ресторане. "Сами посудите, какое значение это имело бы для Аляски!"

Однако инженеры относятся к таким разговорам с профессиональной сдержанностью.

Они прекрасно знают, что Аляске не грозят политические распри, способные помешать строительству в заливах Пассамакводди и Кобскук. Но им известно также, что залив Кука обладает двумя особенностями, которые рано или поздно придется учесть: льды и специфика расписания приливов.

По пять-шесть месяцев в году залив Кука покрыт льдами. Большие куски льда толщиной от 3 до 6 футов (1-2 м) перемещаются под воздействием приливов. Ледяные глыбы, некоторые величиной с дом, громоздятся на прибрежных отмелях, тают и вновь замерзают, покрываются песком и илом. Они постоянно поднимаются и опускаются во время приливов и отливов, вместе с более мелкими кусками льда ударяются о волноломы, напоминая бодающихся баранов.

Хотя вдоль побережья залива имеется немало мест, которые могли бы подойти для строительства приливных станций, во всех вариантах трудность заключается в решении проблемы береговых льдов. Доктор Чарльз Белк, декан инженерного факультета Аляскинского университета, считает: "Очень трудно защитить дамбы и электростанции от ударов ледяных глыб, если только не упрятать все оборудование под воду глубже нижней кромки плавающих льдов".

Разумеется, можно построить подводные электростанции. Их заранее изготовленные секции отбуксируют в Кник Арм - наиболее подходящий для этого пункт, смонтируют шлюзовые ворота в плавучих камерах и погружающиеся в воду сливные шлюзы - и проблема береговых льдов во многом будет решена.

Небольшие электростанции можно строить и в других местах залива, но и там при проектировании нужны интересные инженерные решения. В данном случае надо учитывать специфику приливов. Белк, постоянно изучающий приливные процессы, отмечает существование запаздывания по времени в расписании наступления приливов. Это запаздывание сказывается таким образом, что в то время как прилив достигает максимального уровня в горловине залива, на расстоянии 260 миль (416 км), в его верхней части наблюдается одиннадцатичасовое запаздывание, т. е. отлив.

Сто лет назад такое поведение приливов казалось загадочным и непредсказуемым. Оно и до сих пор воспринимается как необычное, но сегодня компьютеры могут рассчитать график наступления приливов для любого выбранного места на берегах залива. Таким образом, в случае, если приливная станция будет построена, компьютеры смогут вычислять объемы воды, которые будут поступать в каждый из накопительных резервуаров.

При наличии изобретательных инженеров, финансовых средств на продолжение исследований и времени можно надеяться, что впоследствии на берегах залива появятся мощные приливные электростанции, преобразующие кинетическую энергию приливов в электрический ток. Однако строительство таких приливных станций "дело будущего", считает доктор Белк. "Даже скромный прототип такой станции в заливе Кука будет стоить от 100 до 200 миллионов долларов, а потребность в ней пока не столь остра. Наш штат небогат. Но через 20-50 лет такие проекты, без сомнения, станут привлекать всеобщее внимание".

Тем временем ревущие приливы все так же обрушиваются на залив, являясь неистощимым источником энергии.

Природные условия на реке Ранс, в Кислой Губе, заливах Кука, Пассамакводди, Кобскук - уникальны. В мире существует немного мест, где приливы так необычайно высоки и имеются устья рек или узкие каналы заливов, которые можно перегородить дамбами в целях накапливания воды. Однако на разных континентах есть масса заливов с приливным уровнем, превышающим 15 футов (4,5 м), которые можно использовать для строительства небольших электростанций. Такими заливами усеяно побережье Британской Колумбии, Бразилии, Аргентины, Чили, Магелланова пролива, Берега Слоновой Кости вблизи города Абиджана в Африке.

На побережье Азии приливы также достаточно мощны, а потребность в дешевой энергии весьма велика, так как там самый низкий уровень ее потребления на душу населения. Приливы с уровнем в 40 футов (12 м) или даже больше поднимаются в Охотском море, в устье реки Сеул, вблизи Шанхая, Амоя и Рангуна. Высокие приливы наблюдаются в Индии и в заливах Амбей и Кутч.

После окончания войны во Вьетнаме возник интерес к строительству приливных электростанций в Южной Корее и Индии, Австралии, Аргентине и Англии.

На северо-западе Австралии внимательно исследуется залив Валькотт, который соединяется с заливом Колльер. Причина - потребность в энергии для эксплуатации недавно открытых месторождений бокситов и железной руды.

В Англии лишь сейчас оживилась дискуссия о строительстве электростанции в устье Северна. Из трех основных проектов первый рассчитан на создание одного резервуара, второй - двух, третий представляет собой модифицированный проект. Большинство склоняется к принятию второго проекта, так как два резервуара позволят производить электричество во время пиковых нагрузок в нужном режиме - постоянно или с перерывами.

Как большинство нововведений, развитие приливной энергетики имеет своих противников. Считается, что первоначальные капиталовложения в строительство и стоимость получаемой электроэнергии слишком высоки.

На самом деле, в тех местах, где условия к тому располагают, эти стоимостные соображения теперь уже не верны. Заранее изготовленные и впоследствии отбуксированные по воде блоки станции способствуют снижению затрат на ее создание, как это было убедительно продемонстрировано русскими в Кислой Губе.

И, что самое главное, приливное электричество стало дешевым видом энергии. Научно-исследовательский симпозиум Колсона, проводившийся в Бристольском университете (Англия) в 1978 году, отметил, что "электричество, производимое станцией на Рансе, теперь дешевле, чем электричество, производимое ядерными реакторами".

Влияние на окружающую среду? В окрестности дамбы морской флоре и фауне наносится определенный ущерб в результате незначительного увеличения температуры воды и сокращения содержания кислорода. Дамбы мешают миграции рыб. И все-таки это - довольно скромный ущерб, который с лихвой компенсируется тем, что бассейн является великолепным местом для ловли рыбы и отдыха.

Понятно, ряд экспертов считает, что постоянно поднимающиеся приливы - будущий источник дешевой и чистой электроэнергии. Некоторые даже предсказывают, что еще до конца столетия мощные приливные электростанции будут производить электрический ток в больших количествах и нужном ритме в местах с подходящими условиями. Другие же обращают большее внимание на вездесущие океанские и морские волны. Они выступают за строительство волновых электростанций. О таких проектах мы поговорим в следующей главе.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://physiclib.ru/ 'Библиотека по физике'

Рейтинг@Mail.ru