Новости    Библиотека    Энциклопедия    Биографии    Ссылки    Карта сайта    О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Симметрия и асимметрия в живой природе

Один из труднейших и интереснейших вопросов познания мира, волнующих поколения людей,- это вопрос о происхождении и сущности жизни.

Наука располагает уже многими фактами, относящимися к данной проблеме, но, очевидно, их еще недостаточно для однозначного ответа на вопрос о происхождении жизни на Земле.

Большое значение имеет правильный методологический подход к проблеме происхождения жизни. Вопреки многовековым идеалистическим спекуляциям вокруг этой проблемы, материализм и диалектика прокладывают пути для ее научного решения. Опираясь на диалектико-материалистическую методологию, рассматривая материальный мир в изменении, развитии, многие ученые, занимающиеся вопросами происхождения жизни, избегают односторонности и необоснованных выводов, к которым иногда приходят их методологически беспомощные коллеги.

Особую роль, и естественнонаучную, и философскую, играют исследования вопроса о переходе от неживого к живому.

Данные естествознания показывают, что переходные формы от неживого к живому имеют свойства и неживого, и живого (например, вирусы), что еще больше подчеркивает как единство неживого и живого, так и их качественное различие.

Некоторые ученые за рубежом, признавая единство живого и неживого, возводят это единство в абсолют, отбрасывая их качественные различия, их противоположность, что приводит, по существу, к отождествлению живого и неживого. Английский ученый Н. Г. Пири говорит: "...даже для современных систем невозможно провести строгое разделение на живое и неживое. Каждый из предлагавшихся критериев одновременно исключает нечто, что по эстетическим соображениям мы бы хотели назвать живым, и включает нечто, что мы не хотим так называть. Более удовлетворительных результатов можно было бы достичь, если считать, что живой организм должен обладать некоторой произвольной совокупностью качеств, но на практике это определение было бы почти таким же громоздким, как перечень объектов, которые мы намереваемся назвать живыми" (28,81).

Ряд естествоиспытателей за рубежом считает, что жизнь на Землю занесена из Космоса, но это не решает проблему возникновения живого. В то же время за рубежом мы встречаемся и с другими утверждениями.

Американский генетик Миллер в программной статье "Жизнь" пишет: "Вопреки распространенным утверждениям, можно прийти к выводу, что сущность жизни заключается не в протоплазме и ее процессах, которые в ней происходят и которые в совокупности называются обменом веществ. Сами они являются результатом биологической эволюции. Сущность жизни заключается в способности подвергаться такой эволюции, а эта способность присуща гену благодаря его свойству удерживать свои изменения". И дальше: "...изучая вопрос о происхождении жизни, можно прийти к разумному выводу о том, что гены возникли первыми, а затем образовалась протоплазма" (205, 3-4).

Дж. Бидл в статье "Гены человека и плесневых грибов", помещенной в сборнике "Физика и химия жизни", пишет: "Весьма вероятно, что жизнь на Земле впервые появилась в виде структур, напоминающих гены современных организмов. В результате мутации этих первичных генов и дарвиновского естественного отбора развивались более высокоорганизованные живые формы: вначале простые системы с несколькими генами и, наконец, многоклеточные растения и животные, у которых гены расположены линейно в нитевидных хромосомах клеточных ядер" (9, 146). И дальше: "В процессе естественного отбора наиболее приспособленных единиц ("геноподобные единицы".- В. Г.) и их комбинаций постепенно развились более сложные формы жизни" (9, 155).

В настоящее время известно, что основной единицей жизни является клетка, состоящая из ядра и цитоплазмы. В структуру ядра входят хромосомы (состоящие из белков и нуклеиновых кислот), с которыми связана наследственность. За последние десятилетия достигнуты большие успехи в изучении наследственности, в изучении хромосом и генов. Оказалось, что гены - это участки молекулы ДНК и молекулярная структура гена (связанная с симметричным и асимметричным расположением элементов его структуры) программирует в клетке синтез белков. Удалось разработать метод синтеза молекул ДНК с заданной последовательностью нуклеотидов.

Выдающиеся научные результаты свидетельствуют об огромном значении генетики и молекулярной биологии. Бесспорно, прав известный английский физик П. Блэкетт, утверждавший, что молекулярная биология в такой же мере революционизировала науку о живом мире, как квантовая теория революционизировала ядерную физику. К сожалению, некоторые ученые капиталистических стран ищут какие-то особые, мистические причины возникновения жизни, сверхъестественные законы для объяснения процессов, происходящих в живых организмах, или признают закономерности жизни непознаваемыми, лежащими за пределами возможностей человеческого разума.

Так, уже упоминавшийся нами Н. Пири пишет: "...лучше признать, что жизнь является качеством, не поддающимся определению, и представляет собой лишь выражение нашего склада ума по отношению к системе" (28, 81). Одну из своих статей он озаглавил так: "О бессмысленности терминов "жизнь" и "живое".

В научной, но главным образом популярной литературе по вопросам происхождения жизни, издающейся на Западе, можно встретить различные идеалистические толкования, вплоть до признания особой "жизненной силы" и "жизненного принципа", а также отрицание возможности познания сущности жизни.

Отступление ряда ученых от материализма и диалектики используют буржуазные философы, которые пытаются теоретически "обосновать" этот агностицизм, придать ему видимость научной формы. Известный "критик" марксизма, неотомист Густав Веттер, пытаясь опровергнуть основные положения диалектического материализма в вопросе о происхождении жизни, указывает, что должно быть что-то духовное, особое, какая-то определенная проложенная в будущее "цель", которая регулирует биохимические процессы в организме, определяет его развитие и само возникновение жизни. Он считает, что живая природа отличается от неживой наличием особого духовного "жизненного принципа", стоящего вне времени и пространства.

В своей книге "Диалектический материализм и проблема возникновения жизни" он пишет: "Решающее различие между неживой и живой материей, процессы обусловливаются прошлым, т. е. причиннодейственными связями ("каузально"), в то время как живые процессы, кроме того, определяются еще и будущим, еще не существующим ("финально"). И эта обусловленность, это идеальное предвосхищение цели, еще находящейся в будущем, и направленность физико-химических процессов, происходящих в настоящее время, на осуществление этой цели является как раз тем, что чисто физико-химические процессы не могут осуществить сами по себе, что доступно лишь духовному, над временем стоящему принципу" (222, 105).

Эти поиски Веттером духовного принципа есть проявление чистейшего идеализма. В этой же книге Веттер пытается "обогатить" науку введением нового, существующего в органическом мире, и это "новое" он согласен называть "энтелехия", "душа", "жизненный принцип", "форма" или как-либо иначе, отмечая, что это и является тем самым, что отличает органическую природу от неорганической (222, 57).

Таким образом, специфичность органического современные философы-идеалисты ищут в существовании духовного, направляющего начала, что объективно не может не тормозить познания закономерностей органического мира, а толкает естествоиспытателей к идеализму и агностицизму.

Советские биологи, ученые стран социалистического содружества, прогрессивные ученые всего мира, решая самые сложные проблемы своей науки, не ищут мистических "жизненных сил", "энтелехии", "цели" и других идеалистических первооснов. Они твердо убеждены в том, что источником развития, движения материи, перехода ее из одних форм в другие является наличие и "борьба" внутренних противоречий.

Только учет самых разнообразных сторон, качеств, свойств материи, раскрытие их связей и взаимовлияний, их развития во времени и пространстве дает возможность подойти материалистически к решению такой сложной проблемы, какой является проблема происхождения жизни на Земле.

Проблема происхождения жизни, кроме огромного теоретического мировоззренческого интереса, имеет и большое практическое значение. Изучение условий возникновения живого позволит осуществлять наиболее экономически выгодные синтезы, решать энергетические вопросы, создавать машины с высоким коэффициентом полезного действия, кардинально решить продовольственную проблему, обеспечить людей питанием вне зависимости от капризов природы; оно будет также способствовать решению ряда глобальных проблем современности.

Материалисты-диалектики в полном соответствии с данными современного естествознания считают, что живое есть результат длительного развития в конкретных исторических условиях неживой природы. Впервые в истории науки с позиций диалектического материализма рассмотрел проблему возникновения жизни на Земле Ф. Энгельс. Он показал, что эта проблема находится в связи с вопросом о сущности жизни. Ф. Энгельс писал: "Жизнь есть способ существования белковых тел, существенным моментом которого является постоянный обмен веществ с окружающей их внешней природой, причем с прекращением этого обмена веществ прекращается и жизнь..." (1, 20, 616).

Развитие науки о живом привело к открытию нуклеиновых кислот ДНК и РНК. Было доказано, что ДНК предопределяет структуру всех белков, из которых строится организм, и имеет структуру двойной спирали, которая образуется только тогда, когда каждому отдельному звену, каждой цепи ДНК соответствует строго определенный нуклеотид другой цепи. Следует подчеркнуть, что всему живому присуща универсальность генетического кода, и в этом смысле все живое на Земле едино.

Белки - не только строительный материал живого, но и ферменты, оказывающие влияние на процессы самоудвоения молекулы ДНК, сопровождающиеся передачей генетической информации.

Развитие современной науки подтвердило истинность главного содержания определения Энгельсом сущности жизни, дополнив его новыми данными о структурных элементах живого.

Вопрос о происхождении жизни, о сути жизненных процессов, как и другие вопросы естествознания, привлекал пристальное внимание В. И. Ленина. Об этом, в частности, свидетельствуют его заметки по этим вопросам. Среди них большой интерес представляют заметки, связанные с книгой М. Ферворна "Гипотеза о происхождении жизни".

Приведя слова Ферворна о том, что вместо "живой белок" (стр. 25) - неясно-де понятие, вместо "живая белковая молекула" (так как молекула не может быть живой) - автор предлагает говорить о "биогенмолекуле", Ленин замечает: "Превращение химического в жизненное - вот, видимо, в чем суть". Он указывает, что проблема жизни состоит не в том, чтобы рассуждать о каких-то таинственных веществах - носителях жизни и противопоставлять их живому белку, а в том, чтобы установить, как химическое превращается в жизненное. Ленин подчеркивает, что автор развивает специальную тему о "живой субстанции" и о химическом обмене веществ в ней, но в то же время он и поднимает философские вопросы. Ленин, приведя несколько выписок из книги, делает заключение: "Характерно здесь наивное выражение взгляда, что "материализм" мешает! Никакого понятия о диалектическом материализме и полное неумение отличить материализм, как философию - от отдельных, заскорузлых взглядов материалистами называющих себя обывателей данного времени" (2, 29, 354).

Развивающееся естествознание давало и дает новые и новые факты, но вопрос о происхождении жизни еще далеко не решен, хотя и существует много теоретических гипотез. В этой связи следует напомнить о работах академика А. И. Опарина. Создавая гипотезу о возникновении жизни на Земле, он сознательно использовал законы диалектики, увязывая между собой возникновение асимметрии в строении веществ протоплазмы, избирательность и определенный порядок обмена веществ, строение и состав протоплазмы как основы жизненных явлений, возникновение ферментов и ряд других жизненно важных компонентов, рассматривая все эти явления во времени и пространстве, в непрерывном изменении и совершенствовании под влиянием постоянно изменяющихся внешних условий.

"...Организация в пространстве и организация во времени,- писал академик А. Опарин,- форма и процесс в живом веществе слиты в единое взаимопроникающее целое" (103, 171). Его точка зрения привлекла внимание многих биологов мира, но она должна рассматриваться только как один из подходов к решению вопроса о происхождении жизни.

Исследователям природы всегда бросалась в глаза приспособленность, целесообразность и гармоничность в строении и функциях живого организма. Было установлено, что условием жизни организма является его приспособленность к окружающей среде. Но не гармоничное единство организма и среды, как это кажется на первый взгляд, а наличие некоторой дисгармонии, асимметрии между организмом и средой, а также определенная асимметрия самого организма является условием его развития. Это положение подтверждено всей сельскохозяйственной практикой и нашло отражение еще в работах Ч. Дарвина.

П. Кюри указывал, что всякое тело стремится принять ту форму, при которой оно проявляет минимум энергии на поверхности и которая совместима с ориентирующими силами. Это закон однородного, или симметричного, распределения молекулярных и атомных элементов. Мы уже обращали внимание на то, что среди 230 возможных совокупностей, основанных на сочетании этих законов и теории однородного деления пространства, никогда не встречаются ни пятиугольники, ни пентагональные системы. Но при переходе к рассмотрению живых и содержащих жизнь систем пятиугольник и излюбленный Платоном додекаэдр проявляются во всей своей силе.

В своей книге "Лекции по принципу симметрии и его применения во всех естественных науках" Ф. М. Егер писал: "Как животные, так и растения оказывают некоторое предпочтение пентагональной симметрии, т. е. симметрии, четко связанной с пропорцией "золотого сечения" и чуждой миру неодушевленной материи... С точки зрения принципа симметрии, действительно, трудно отрицать существование резкой демаркационной линии между формами неорганической природы и формами живых существ. Во втором случае происходит постепенная эволюция от совершенной симметрии (сферической) к низшей симметрии и наблюдается характерное превосходство несоизмеримого отношения "золотого сечения". В первом же случае мы наблюдаем обратное явление, т. е. стремление к более совершенной симметрии как к необходимому условию большей механической устойчивости и к исключению всякого иррационального отношения в периодичности осей симметрии" (197, 195).

Егер замечает, что среди лучевиков (радиолярий) Геккеля можно найти все пять правильных многогранников, тогда как среди кристаллических форм минералов совершенно отсутствуют правильные додекаэдр и икосаэдр.

"Эти две формы никогда не проявляются в кристаллографии... Было доказано, что они не могут в ней проявляться, поскольку их показатели (коэффициенты, выражающие соотношение граней и трех основных осей симметрии) иррациональны; один из основных законов кристаллографии, вытекающий из математической теории деления пространства, гласит, что показатели любой грани кристалла являются малыми целыми числами... Пентагональный додекаэдр лучевика (радиолярия) совершенно правилен, и мы должны из этого заключить, что он не является результатом принципа деления пространства, установленного в кристаллографии" (197, 196).

Пентадактильность - свойство наличия пяти пальцев на руке, пяти костей или костных задатков на органах, соответствующих руке человека и многих животных (скелет кита, между прочим, доказывает наличие пяти костей, входящих в состав плавникового пера), служит лишним доказательством морфологического значения пятиугольных форм и числа 5.

Числовая мистика пифагорейцев скрывала под личиной сугубого символизма сочетания, в которых невозможно разграничить элементы научного познания и фантазии. Непобедимая пентада, или число 5, считалось числом Афродиты и было одновременно и симметрично (принимая во внимание центральную единицу 2+1 +2), и асимметрично, как нечетное число, состоящее из 2 + 3.

В "Тимее" Платон останавливает свой выбор на двенадцатиграннике (додекаэдре) - "благороднейшем теле среди остальных геометрических тел", представляющем собой трехмерную аплификацию симметрии пятиугольника, а также и проблемы "золотого сечения",- чтобы создать из него символ космической гармонии.

Известный математик Г. Вейль пишет: "В то время как пятиугольная симметрия часта в органическом мире, ее нельзя найти среди наиболее совершенных симметричных изделий неорганической природы, среди кристаллов" (224, 63).

Очень интересны также соображения французского ученого М. Гика по вопросу об отличии форм живой и неживой природы и о связи этих отличий с принципом наименьшего действия. "Действительно, принцип наименьшего действия и все многообразные его варианты (Гамильтон, Кюри, Гиббс, Больцман, Ми) не пользуются в живом мире правами того абсолютного господства, которое они проявляют в мире неорганических систем. Статическое равновесие, приводящее к красивым кристаллическим решеткам, является последней из забот живого организма; есть два других закона, с которыми принципы симметрии и равновесия должны считаться в случае несовершенной формы: законы роста и размножения, контролируемые законом субстанции, но не действия или энергии. Тогда как для чисто физико-математической системы, хотя бы последняя была величиной со звездную Вселенную, принцип Гамильтона - Ми дает возможность предвидеть ее развитие в будущем" (39, 104).

Неорганические кристаллы увеличиваются в процессе агглютинации (придачи идентичных элементов); живой организм растет путем известного рода экспансии, идущей изнутри и направляющейся наружу. Эта экспансия выражается не только в расширении сферы обитания, но и в усложнении форм взаимодействия с окружающей средой, в постоянном увеличении потребляемой извне энергии.

В микромире живой природы свойства симметрии и асимметрии приобретают особое значение, в них выражаются основные внутренние свойства, определяющие энергетический уровень системы и ее возможности развития в более сложную систему с определенной спецификой содержания. Пастер считал свойство асимметрии специфичным для органических веществ.

Неорганический мир - мир симметрии; асимметрия же господствует в мире живого - таковы были господствовавшие в то время в науке взгляды. Симметрия рассматривалась в отрыве от асимметрии. Переход от неживого к живому видели в превращении первичной симметрии в асимметрию под влиянием таинственной "жизненной силы", что вело к витализму. Однако в современных условиях благодаря выдающимся успехам молекулярной биологии и других наук убедительно показано наличие в живом как элементов симметрии, так и элементов асимметрии (42).

В предыдущем издании этой книги мы писали, что есть основание полагать, что синтез нуклеиновых кислот и сложных белковых соединений стал возможен только с возникновением молекулярной асимметрии, повысившей энергетический уровень веществ, расширившей их химическую активность и тем самым давшей возможность перехода к веществам более сложным, в том числе и белковым, ставшим одной из основ жизни.

В живых системах органические синтезы проходят оптически избирательно, образуются смеси с преобладанием одного из антиподов - левого или правого, вещество становится асимметричным. На такую оптическую избирательность синтеза в живой природе, отличающегося от синтезов в неживой природе, впервые указал Л. Пастер. Он высказал уверенность в существовании связи между оптической активностью и асимметрией молекул. Эти и ряд других исследований Пастера стали в руках естествоиспытателей-материалистов основой для проникновения в сущность асимметрического синтеза и привели к подрыву витализма, угнездившегося в этой области науки. Дальнейшие исследования показали, что основные вещества, из которых строится живой организм, вещества, принимающие наиболее активное участие в его жизнедеятельности, являются оптически активными, т. е. асимметричными.

В 1986 г. в интересной, содержательной статье академика В. Голь-данского "Возникновение жизни с точки зрения физики" мы читаем: "...где бы ни возникала жизнь, она зарождается по одним и тем же универсальным законам! И рождению жизни с необходимостью предшествуют разрушения зеркальной симметрии и появление способности к саморепликации". Таким образом, результаты исследований выдвинули в науке на одно из первых мест проблему происхождения асимметрии первичных веществ, тесно связанную с проблемой происхождения ДНК, с проблемой происхождения жизни.

В этой связи особое значение имеют работы советских ученых А. П. Терентьева, Е. И. Клабуновского и других по проведению частичного и абсолютного асимметричного синтеза. А. П. Терентьев и Е. И. Клабуновский (139, 145-146) указывают, что если синтезировать обычными методами из соединений симметричного строения вещество с асимметрической молекулой, то оно всегда принимает оптически недеятельную форму. Причина лежит в том, что вероятность возникновения центра асимметрии правого и левого знака равны. Для получения оптически активного вещества требуется участие в реакции асимметризующего фактора. В случае так называемого частичного (парциального) асимметрического синтеза такими факторами являются вещества с асимметрическими молекулами.

Абсолютный асимметрический синтез - это химический процесс, в котором наведение оптической деятельности осуществляется факторами, не созданными живой природой и не зависящими от нее. Проблема абсолютного асимметрического синтеза имеет громадное методологическое, философское значение, так как осуществление абсолютного асимметрического синтеза опровергает идеалистические спекуляции о "божественном" возникновении жизни на Земле.

Жизненные процессы, в которых создаются оптически деятельные вещества, совершаются под влиянием оптически деятельных же ферментов. Нет жизни без асимметрии, но частичный асимметрический синтез не опровергает еще виталистическое правило: "Каждое оптически деятельное органическое вещество возникает с участием другого органически деятельного вещества". Он, таким образом, не может преодолеть формулы виталистов "Каждое живое от живого".

Решение проблемы абсолютного асимметрического синтеза лежит в отыскании асимметризирующих факторов в космогонических процессах, в минеральных веществах, в свойствах электрических и магнитных полей и др., т. е. вне живой или зависящей от жизни природы. А. П. Терентьев и Е. И. Клабуновский писали: "Хотелось бы обратить внимание как химиков, так и биологов, что проблема возникновения жизни на Земле тесно связана с вопросом абсолютного асимметрического синтеза. Образование асимметрической первичной протоплазмы могло обусловить появление тех процессов, которые осуществляют жизнь" (139, 178).

Асимметрический синтез может происходить под действием целого ряда факторов внешней среды. В этом процессе, кроме исходных веществ, большую роль могут сыграть такие факторы, как циркуляр-но поляризованный свет (на который указал еще Пастер), ультрафиолетовый свет, кристаллическая решетка некоторых неорганических веществ, например кристаллов кварца, на которых происходит этот синтез (Д. Бернал), и др.

Роль кристаллических форм, их влияние на превращение веществ очень велико и имеет часто решающее значение в ходе различных биохимических и физиологических процессов. Известно, что многие органические вещества могут находиться в организме и в кристаллической форме, т. е. одно и то же вещество может быть симметричным и асимметричным, эти две формы могут взаимно переходить друг в друга. В связи с этим возникает вопрос о роли этих форм в ходе биохимических процессов, о значении этого превращения, о единстве и противоречии форм симметрии и асимметрии в живом организме.

Современная биология располагает многочисленными свидетельствами в пользу того, что переход от неживого к живому и функционирование живого связано с преобладанием на макромолекулярном уровне живого асимметричных тенденций над симметричными при условии их противоречивого единства.

Биологи отмечают, что в относительно устойчивых живых структурах мы наблюдаем тенденцию изменения в единстве с тенденцией сохранения и это диалектическое единство является одной из существенных характеристик живого, определенной спецификой материального субстрата жизни - биополимерами, молекулы которых имеют существенное отличие от молекул неживой природы.

Биополимеры - это высокомолекулярные образования, состоящие из упорядоченных мономеров (аминокислот, нуклеотидов и др.). Мономеры - функциональные группы - играют роль асимметричных элементов в симметричных структурах. Академик А. Н. Белозерский показал видовую, возвратную, тканевую и органоидную специфичность нуклеиновых кислот. Оказалось, что подобная специфичность совершенно необходима для относительно упорядоченной, симметричной деятельности организма.

Было также показано, что единство симметрии и асимметрии такой важной компоненты клетки, как протоплазма, заключается в том, что в ней сочетаются структурные свойства твердого тела с химической реактивностью, свойственной жидкостям (131, 53). Для химии живого характерно наличие устойчивых больших и малых циклов превращений, исключающих как будто бы всякую необратимость и асимметрию. Более глубокое исследование этих процессов показало, что стационарный характер цикла порождает односторонность своего направления. Таким образом, скорость реакции в одном направлении всегда превосходит скорость реакции в обратном направлении на вполне определенную величину.

Можно намного увеличить число примеров, свидетельствующих о наличии симметричных и асимметричных тенденций в живом, их взаимную обусловленность и противоречивое единство, но и приведенные факты, на наш взгляд, убедительно показывают наличие этих тенденций.

Симметрия и асимметрия, их единство и "борьба" как одна из форм проявления общих законов диалектического развития природы, естественно, характерны и для неживых тел, однако их взаимосвязь, их соотношение и значимость иные. В неживой природе на микроуровне основную роль играют закономерности, связанные с симметрией1, но по мере усложнения веществ в ходе их преобразования при переходе к органической природе все большее место занимает асимметрия (в единстве с симметрией), которая в процессе возникновения и развития жизни резко превалирует над симметрией, вытесняя ее из наиболее активных биохимических и физиологических процессов.

1 (Мы имеем в виду, что в диалектическом единстве симметрии и асимметрии, в их непрестанной "борьбе" ведущей тенденцией является симметрия, хотя сам мир "элементарных" частиц в нашей части Вселенной асимметричен. Мы имеем дело с частицами и веществом, а античастицы у нас редкие гости.)

Анализ естественнонаучных материалов позволяет сделать вывод об особой роли симметрии и асимметрии как в неживой, так и в живой природе. Конечно, здесь еще непочатый край работы для исследователей, но нам кажется, что из сказанного уже ясно: свойства симметрии и асимметрии находятся в связи с вечностью, несотворимостью и неуничтожимостью материи и ее атрибутов.

Понятия симметрии и асимметрии, которые используются в частных науках, неполно отражают существующую в реальном мире симметрию и асимметрию - они развиваются и обогащаются. Как показывает история науки, это категории, с помощью которых можно объяснить многие явления и предсказывать существование новых, еще не познанных свойств природы. Таким образом, не при помощи идеи симметрии устанавливается порядок "созидания", а сами симметрия и асимметрия есть объективные свойства никем не созданного и существующего вечно материального мира.

Вокруг категории симметрии сейчас, как и на протяжении всей истории, идет борьба между материализмом и идеализмом. Такие выдающиеся ученые Запада, как Г. Вейль, В. Гейзенберг, П. Дирак и многие другие, хорошо понимающие эвристическое значение принципа симметрии для науки, нередко отдают дань идеалистической философии. Так, например, Г. Вейль считает, что исследование вопросов симметрии ведет к признанию платоновской идеи великой математической всеобщности как идеальной основы сущего.

В специальных исследованиях по физике, биологии, кристаллографии, математике и другим отраслям знания мы встречаем различные определения симметрии, общий смысл которых можно свести к понятию соразмерности, гармонии; что же касается антипода симметрии, то в различных отраслях знания употребляются различные понятия - антисимметрия, асимметрия, дисимметрия, общий смысл которых - нарушение симметрии.

Опираясь на данные естественных и других наук, а также руководствуясь методологией материалистической диалектики более двадцати лет тому назад, мы предложили предварительное определение симметрии и асимметрии (43).

Симметрия - понятие, отображающее существующий в объективной действительности порядок, пропорциональность и соразмерность между составными частями целого, определенное равновесное состояние, относительную устойчивость.

Асимметрия - понятие, противоположное симметрии, отражающее существующее в объективном мире нарушение равновесия, связанное с изменением, развитием, а также нарушение, вызываемое перестройкой организации тех же составных частей целого, совокупность которых находилась в известном пропорциональном, равновесном состоянии.

Уже из этих предварительных определений, не претендующих на исчерпывающее раскрытие содержания названных понятий, виден универсальный, чрезвычайно общий характер категорий симметрии и асимметрии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Где можно купить картонные коробки оптом pack24.ru/kartonnye-korobki.










© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://physiclib.ru/ 'Библиотека по физике'

Рейтинг@Mail.ru