Новости    Библиотека    Энциклопедия    Биографии    Ссылки    Карта сайта    О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Свидетельства

Голландский физик Гертруда де Гааз-Лоренц, дочь профессора Лоренца:

"В лице Эренфеста лейденские профессора и студенты встретили человека, совершенно непохожего ни на кого из тех, с кем они имели дело до тех пор. Свободный от традиций, не скованный закосневшими обычаями, он являл собой образ человека, который пытается проложить свой собственный путь сквозь трудности жизни...

...Лекции Эренфеста были блестящи, ясны и закончены.

В отличие от моего отца он был настолько заинтересован, чтобы студенты понимали его, что постоянно ставил себя на их место и точно определял, какая именно часть лекции представляет для них трудности. После этого соответствующие разделы выдвигались на передний план, им уделялось наибольшее внимание...

...Эренфест был основателем физического коллоквиума в Нидерландах. Он сам вел этот коллоквиум каждую среду вечером... и поддерживал его на очень высоком уровне. Под его мастерским и энергичным руководством главные пункты дискуссии всегда выдвигались на передний план. Кто из присутствующих в аудитории не помнит эренфестовские слова "und jetzt springt der Frosch ins Wasser"* вместо бесцветного голландского выражения "en nu komt het er op aan"**? И затем следовало нечто такое, что надлежало хорошо запомнить.

* (А теперь лягушка прыгает в воду (нем.).)

** (А теперь все упирается вот во что (голл.).)

Его "верноподданная" аудитория состояла из людей различного сорта: тут были кандидаты на получение ученой степени в области физики, уже сдавшие экзамены; были тут прежние ученики Эренфеста; молодые физики из соседних городов (причем каждый из них мог привести с собой нескольких коллег) и, наконец, иностранцы, приехавшие навестить Эренфеста в Лейдене. Последние приезжали во все возрастающем числе, что знаменовало собой наступление новой эры в жизни университета..."

"Лоренц был вполне удовлетворен в своих ожиданиях, касающихся Эренфеста".

Другое свидетельство. Голландский, а потом американский физик Георг Уленбек, ученик Эренфеста:

"Пауль Эренфест был выдающимся педагогом...

Нелегко сразу сказать, что делало его лекции столь великолепными. Отчасти, без сомнения, это была их ясность. Но это отнюдь не все. Лоренц, например, отличался также удивительной ясностью в своих лекциях, но его лекции были зачастую столь "гладкими", что было очень трудно уловить центр тяжести всей аргументации. Поэтому часто в конце лекции можно было потерять нить и забыть, для чего все это делается. Этого никогда не случалось на лекциях Эренфеста. Он всегда подчеркивал сам и требовал, чтобы подчеркивали другие решающий момент аргументации. Он всегда спрашивал: "В чем здесь соль?"- или же говорил: "Почему вы упоминаете об этом здесь? Это вам кажется забавным или это действительно существенно?.."

Знаменитую эренфестовскую ясность изложения не следует смешивать со строгостью. Действительно, он редко давал строгое формальное доказательство. Но он всегда умел дать всеобъемлющий обзор предмета изложения, ясно выделив завершенные вопросы и вопросы, остающиеся открытыми. Эренфест любил повторять: сначала разъяснить, а потом доказывать. И он всегда начинал с того, что набрасывал доказательство или делал какое-либо утверждение правдоподобным настолько, что слушатели могли осознать его "на пальцах". Он был всегда находчив и остроумен в изобретении простых моделей, которые помогали уяснению существенных черт аргументации...

Эренфест никогда не давал и не придумывал задачи... Он считал, что имеют ценность лишь те задачи, которые естественно возникают перед самим студентом. Все внимание было всегда сосредоточено на физических идеях и логической структуре теории. И я должен сказать, что... мы твердо знали, в чем состоят настоящие проблемы физики. Трудно рассказать, как это достигалось. Одна из причин, несомненно, состояла в отсутствии технических деталей. Тщательно рассматривались только основы, и их систематически вкладывали в головы студентов; в оставшееся время Эренфест делал удивительно краткий, так сказать, с птичьего полета, обзор всех текущих новостей с наиболее характерными результатами и ссылками, умело пробуждая интерес студентов. На мой взгляд, это лучший метод преподавания предмета, значительно лучший, чем строгое, полное и систематическое изложение.

...Семинар, который проводился в течение всего года, каждый вторник вечером... напоминал священнодействие. Студент, однажды допущенный на семинар, должен был посещать его обязательно. Эренфест даже проверял посещаемость. Этот семинар был кульминационной точкой недели. При первом посещении казалось очень трудным разобраться в том, что на нем происходит, но очень быстро участник семинара постигал "жаргон;" и, таким образом, получал возможность по крайней мере устного знакомства с новейшими исследованиями. Дискуссии всегда носили поощрительный характер и часто протекали весьма оживленно. Было всегда поучительно (хотя и не совсем приятно, особенно если докладчиком были вы) услышать Эренфеста, подводящего итоги дискуссии, а часто и всего доклада, так что каждый, в том числе и докладчик, в конце концов понимал, зачем все это нужно.

...В заключение я хотел бы сказать несколько слов о том, что делалось Эренфестом, вероятно, для самой главной проблемы образования - именно для проблемы подготовки студента к самостоятельным исследованиям. Он работал обычно только с одним студентом и практически ежедневно, во второй половине дня. Он обсуждал с этим студентом либо проблему, над которой он в данное время работал, либо свежую статью в периодике, которую ему хотелось детально разобрать. Работа продвигалась быстро, причем использовалась доска. Когда на доске уже не оставалось места, основные пункты заносились в блокноты. Я лично убедился в том, что если в начале таких занятий все усваивалось, если так можно выразиться, кончиками пальцев, то к концу занятия вы были уже смертельно измучены. Особенно это происходило потому, что необходимо было следить за всеми подробностями; величайшим грехом считалось сказать, что вы поняли некоторый пункт, в то время как на самом деле этого не было. Это обстоятельство всегда в конце концов обнаруживалось. Удивительно было то, что спустя некоторое время усталость исчезала, а год спустя вы уже работали на равных. И постепенно у студента начинало закрадываться подозрение, что он знает предмет даже лучше Эренфеста. Этот момент и означал, что студент стал на свои собственные ноги и стал физиком...

Я думаю, что метод Эренфеста исходил из того, что одним из основных требований к исследованию является вера в себя или, если хотите, мужество. И метод Эренфеста, единственный из всех мне известных, позволяет студенту приобрести это качество...

Если вдруг у Эренфеста оказывалось значительное число студентов, он пытался, и обычно ему это удавалось, возложить на каждого из них ответственность за обучение тех, кто был менее подготовлен. Он организовал, например, физический клуб, который носил отнюдь не случайное название "Лейденского банка", где наиболее подготовленные студенты вели семинары по возможности в том же стиле, в каком он сам проводил семинары для них. Руководители таких семинаров должны были сообщать ему о появлении способных студентов".

Вот как обстояло дело при взгляде со стороны. А как все виделось самому Эренфесту?

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Труба вгп гост. Труба оцинкованная гост 3262 75 bizness-partner.ru.










© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://physiclib.ru/ 'Библиотека по физике'

Рейтинг@Mail.ru